Как выпускник КИСМ сделал успешную карьеру в Канаде и Соединенных Штатах

21 окт 2018 09:04 2528 0 Общество
Как выпускник КИСМ сделал успешную карьеру в Канаде и Соединенных Штатах
 
Казалось бы, рутинный рабочий момент: в университет поступил запрос из США от одного из выпускников с просьбой оформить дубликат диплома. Подобные запросы вообще-то не редкость, но данный случай, безусловно, заслуживает отдельного внимания. История выпускника КИСМ Александра Ройза, с «нуля» построившего успешную инженерную карьеру в Северной Америке, — просто хрестоматийный пример того, что в образовании важнее знания и навыки, а не «корочка». 
 
Конечно, также хотелось бы, чтобы эта история стала для современных студентов своего рода мотиватором. Иллюстрацией того, как можно успешно работать по специальности — даже в малознакомой стране, в другом языковом поле! — опираясь при этом исключительно на свои умения. 
 
Александр Ройз окончил Кировоградский институт сельскохозяйственного машиностроения (так в свое время назывался нынешний Центральноукраинский национальный технический университет) по специальности «Электроснабжение промышленных предприятий, городов и сельского хозяйства» в 1982 году. Через пять лет он вместе с семьей эмигрировал в Канаду. Первое время работал, мягко говоря, не по профилю (Рассказ об этом пойдет ниже). Фактически первую работу по специальности он получил в 1990 году в небольшой частной инженерной фирме. Сейчас Александр Ройз — старший инженер автоматики и контроля в крупнейшей американской инженерно-строительной компании. 
 
В настоящее время выпускника нашего учебного заведения привлекают к работе над одним государственным проектом, из-за чего потребовалось выполнить ряд бюрократических процедур, для которых оказалась нужна справочная информация из ЦНТУ. В течение же предыдущих 28 лет работы в разных инженерных фирмах и компаниях — в том числе глобальных — Александра Ройза об оригинале диплома фактически не спрашивали. В первую очередь работодателями оценивались навыки, умения и желание работать (рекомендации, конечно, тоже). 
Как же получилось, что родившийся в Ленинграде и учившийся в школе в Одессе Александр Ройз стал студентом Кировоградского института сельскохозяйственного машиностроения?
 
 
«Случайная» профессия
«Выбору моей специальности помог случай, — рассказывает Александр Ройз. — Однажды в нашу школу — я учился в школе №29 — пришел «рекрутер»: учащийся Одесского техникума промышленной автоматики и на классном собрании незатейливым текстом рассказал о специальности «Контроль и автоматика». Я к тому времени уже увлекался электроникой, посещал школьный кружок по физике и был заядлым любителем научной фантастики. Естественно, я тут же загорелся специальностью, связанной с автоматикой, автоматизацией, электроникой. Запала хватило на подготовку, сдачу экзаменов и успешное поступление в этот техникум после восьмого класса школы. Произошло это в 1971 году. Обучение в техникуме промышленной автоматики оказалось довольно сложным — с точки зрения количества новой для меня информации и серьёзных требований преподавателей; интересным — в смысле изучения технических дисциплин и возможности потрогать реальную аппаратуру; увлекательным — в смысле обретения новых друзей и участия в местной рок-группе. 
Четыре года обучения пролетели быстро, и к моменту защиты дипломного проекта стало ясно, что количество пятёрок является достаточным для получения диплома с отличием. Казалось бы, в таком случае дорога к высшему образованию мне открыта, но, увы, кроме чувства радости, гордости и повышенной самооценки диплом красного цвета мне в Одессе ничего не принес. 
 
Несмотря на то, что выпускнику техникума требовалось сдавать только один вступительный экзамен: математику (которую я знал довольно неплохо), у меня не получилось поступить в Одесский строительный институт. Один год я отработал в Одессе по назначению после техникума, а потом знакомые родителей посоветовали испытать мою судьбу в Кировограде. И это был правильный выбор. Но, поскольку в КИСМ образца 1976 года факультета автоматики и энергетики еще не существовало, я поступил на факультет сельхозмашиностроения на кафедру «Электроснабжение промышленных предприятий и сельского хозяйства». Был зачислен в группу Э-61, и началась моя студенческая жизнь вдали от родительского дома, полная замечательных приключений — как академических, так и не академических».
 
Первые три курса Александр Ройз отучился на дневной форме (из них наиболее интересными для выпускника техникума были курсы, начиная со второго семестра второго года обучения: когда в учебной программе появились специальные дисциплины), потом перевелся на заочное отделение. Параллельно с учебой в КИСМ работал лаборантом лаборатории контрольно-измерительных приборов и автоматики (КИПиА) Одесского техникума промышленной автоматики, а также некоторое время читал студентам техникума лекции по контрольно-измерительным приборам. В Кировоград в институт приезжал на занятия и на экзамены, а преддипломную практику проходил в Кишиневе (тема диплома: «Электроснабжение Кишиневского тракторного завода»).
 
В те годы выпускники высших учебных заведений, как правило, получали обязательные распределения на работу согласно своей специальности. 
 
«Поскольку я заканчивал заочное отделение, то распределения не получал, а нашел свою первую пост-институтскую работу самостоятельно и довольно случайно, — вспоминает Александр Ройз. — Однажды, возвращаясь домой после очередного бесславного визита в очередной отдел кадров (до этого несколько недель поисков работы не увенчались успехом), я встретил своего сокурсника из Одесского техникума промышленной автоматики. Оказалось, он менял профиль работы специалиста по наладке систем автоматики на службу в рядах советской милиции, где, по его словам, можно гораздо больше заработать. (Не забывайте, это был конец 1980-х.) И он предложил мне попробовать устроиться на его место в организации, которая называлась Киевское инженерно-производственное управление (КИПУ), Одесский филиал.
 
 
Думаю, мне очень повезло с моей первой инженерной работой. Несмотря на то, что в институте мы переделали огромное количество лабораторных работ, а студенты стационара к тому же проводили многие месяцы на производственных практиках, свежеиспеченный инженер, в большей степени, имел хорошую теоретическую базу, но только немного знаний о том, «чем пахнет металл». В моем случае — поскольку во время обучения на заочном отделении я работал в техникуме, я тоже не имел особых производственных навыков по специальности. 
 
Здесь же, в КИПУ, я встретил высококвалифицированных профессионалов, которые занимались пуско-наладочными проблемами в электрических системах и автоматике на Одесском нефтеперерабатывающем заводе, Заводе резиновых изделий и многих других предприятиях. Проработав в организации около пяти лет, мне посчастливилось перенять науку подхода к решению реальных технических задач, понимание работы различных систем и их взаимодействие, навыки расследования причин неисправностей и их последствий, умение находить и устранять неисправность в оборудовании, начиная с огромных трансформаторов и заканчивая микросхемами на печатных платах. Но самое главное — это умение работать в команде и понимание значения работы в команде. До сих пор я с благодарностью вспоминаю моих наставников и друзей из КИПУ Виталия Ломзаки, Ефима Рохберга и Юрия Драгуна».
 
Современной молодежи, конечно, тяжело это понять, но во времена Советского Союза вырваться за пределы государства было чрезвычайно сложно. И если вдруг выпадала возможность эмигрировать в т.н. капстраны — люди хватались за любую соломинку, особо не задумываясь, чем будут заниматься в новой жизни. Главное — покинуть пределы СССР.
 
«Уезжая в 1987 году в Канаду, я лелеял надежду на то, что смогу устроиться по одной из трех специальностей, которыми владел: техник по монтажу и наладке систем автоматики, инженер-электрик или… музыкант, — рассказывает Александр Ройз. — Я хорошо играл на ударных инструментах, и вечерами, после основной работы, разумеется, подрабатывал музыкантом в Одессе. Кстати, КИСМ сыграл большую роль в моей карьере музыканта: я выступал в студенческой самодеятельности и даже был руководителем институтского вокально-инструментального ансамбля. 
 
Не могу сказать, что я ехал «в никуда»: на тот момент моя сестра с семьей жила в Ванкувере уже 10 лет, но в тоже время я не был уверен, как именно буду зарабатывать на хлеб в Канаде. Муж сестры, бывший инженер-механик, выпускник Киевского строительного института, ссылаясь на свою единственную (провалившуюся) попытку работы в инженерном бизнесе, настойчиво утверждал, что пробовать продолжать техническую карьеру в Канаде для меня не имеет смысла.
 
Поскольку тогда у меня не было других ориентиров, и мой английский язык, мягко говоря, не блистал, несмотря на усиленные занятия перед отъездом из Одессы, свою карьеру в новой стране я начал в качестве грузчика в магазине крупной бытовой техники за очень скромную зарплату.
 
Через некоторое время я немного обвыкся, окончил «воскресные» курсы английского в колледже (оплаченные правительством Канады) и перестал бояться поднимать телефонную трубку. Первые несколько месяцев в Канаде телефон был моим злейшим врагом, так как понимать канадцев, не видя артикуляции и с телефонным качеством звука, мне было очень сложно. Отсюда вывод: самое ценное, что надо брать с собой для начала жизни в другой стране, это, во-первых — язык, во-вторых — язык, в-третьих — твердые профессиональные навыки. Ну и, конечно, понимание того, что придется чрезвычайно много работать».
 
Работа по специальности и карьера инженера
«Так сложилось, что через год после приезда в Ванкувер вся наша семья оказалась в городе Саскатун провинции Саскачеван, что в центральной Канаде, — продолжает свой рассказ выпускник КИСМ Александр Ройз. — С профессиональной точки зрения, мне, как вы понимаете, терять было совершенно нечего. В этом относительно небольшом городе (населением примерно 300 тысяч) я с гордостью занял должность менеджера магазина подержанных пылесосов. К счастью, мой талант бизнесмена, вернее его отсутствие, позволило хозяевам магазина через год без особых зазрений совести освободиться от нового менеджера. Почему к счастью? Потому что вскоре произошло событие, благодаря которому началась моя карьера инженера…
 
 
На одной из вечеринок в гостях у друзей я познакомился с иммигрантом из Киева, который прожил в Канаде уже много лет. Оказалось, что у нас были одинаковые специальности, и после 30-минутной беседы на профессиональные темы он был очень удивлён тем, что я даже не пытался найти работу по специальности. Новый знакомый посоветовал мне изучить определенную техническую литературу, он был достаточно терпелив, отвечая на миллионы моих вопросов, и помог написать резюме (CV: curriculum vitae).
 
Не прошло и нескольких недель, после того, как я разослал резюме в местные инженерные компании, как я получил приглашение на собеседование. Собеседование продолжалось, наверное, не более получаса, но мне показалось, что оно длится целую вечность… Приехав домой, я нашел сообщение на автоответчике с предложением работы. Радости моей не было предела, несмотря на то, что зарплата была мизерной для должности дизайнера автоматических систем (должность техника). Так, в 1990 году началась моя инженерная карьера в Северной Америке: в небольшой фирме HINZ Consulting, где я проработал около двух лет. 
 
Ни во время интервью, ни после, никто не просил меня предъявить документы, подтверждающие образование. Многие работодатели считают, что распознать человека, не имеющего соответствующего образования, можно быстро и просто по результатам его работы. Несомненно, в моём случае, принимая во внимание мой сильный акцент, это был риск с их стороны, но он компенсировался низкой зарплатой.
 
 
Фирма HINZ Consulting занималась, в основном, проектами интеграции систем автоматического контроля. Через пару-тройку месяцев я получил задание на создание небольшой системы контроля для Института зерна в Виннипеге, провинция Манитоба. Не имея тогда ни малейшего представления о персональных компьютерах, базах данных, компьютерных программах, а тем более программируемых логических контроллерах (PLC), мне пришлось здорово попотеть. Мои супруга и сын вынесли это испытание с честью, так как все будние дни и все выходные я проводил за книжками и за одолженным в офисе фирмы древним компьютером. Такой режим работы продолжался около полугода… 
К концу 1992 года я уже занимал инженерную должность, моя первоначальная зарплата удвоилась, однако в HINZ Consulting значительно уменьшилось количество проектов и компании пришлось со мной расстаться.
 
Через несколько недель я неожиданно получил звонок из Сиэтла. Звонили из рекрутского агентства. Ссылаясь на рекомендации, они поинтересовались, нет ли у меня желания переехать в Сиэтл и работать на компанию Chiyoda Corporation? Сборы были недолгими. Рекруты позаботились о рабочей визе, и в декабре 1992-го моя небольшая семья на двух автомобилях двинулась покорять заснеженные просторы севера Соединённых Штатов. С победой взяв “суровые” перевалы Rocky Mountains, через три дня мы оказались в Сиэтле.
 
Chiyoda Corporation — это многопрофильная инженерная компания, специализирующаяся на разработке и строительстве объектов нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, и базирующаяся в Йокогаме, Япония. Корпорация Chiyoda — крупный игрок на международной арене, имеющая свои представительства в десятках стран. Филиал в Сиэтле (численностью около 100 человек) занимался разработками проектов химической индустрии, заказанными клиентами из Японии и строящимися в США. Здесь мне была предложена позиция инженера по автоматике и контролю с настоящей инженерной зарплатой. 
 
Интересно отметить, что и в случае с наймом в корпорацию Chiyoda ни в рекрутском агентстве, ни в отделе кадров самой компании меня ни разу не просили показать документы об образовании! Достаточной была информация, указанная мной в резюме. Еще когда я находился в Саскатуне, мне позвонил мистер Койке, очень образованный инженер компании Chiyoda (мой будущий начальник). Собеседование было недолгим и, в основном, затрагивало базисные профессиональные вопросы.
 
По соседству с астронавтами
Работа в Chiyoda Corporation была интересна тем, что я проводил много времени непосредственно на строительстве и пуске объектов. (Без сомнения, данный опыт сделал мою кандидатуру намного более привлекательной для следующего работодателя.) Первый из таких объектов строился в небольшом городе Decatur, в штате Алабама. Мы с супругой провели в этом городе более полугода. Летом там было невероятно жарко, свыше +40°С в тени, но зато на выходных или в праздники мы могли слетать в соседний штат Флорида на пляж. Потом было еще много других проектов, например, объект в Хьюстоне, штат Техас, на строительстве которого я провел около года. Все это время я жил в доме, который находился недалеко от комплекса NASA и в котором квартировали астронавты.
 
В конце 1990-х азиатская экономика переживала спад, что стало причиной закрытия офиса Chiyoda Corporation в Сиэтле. Так вышло, что я оказался последним инженером (причем, на тот момент я уже получил «звание» старшего инженера), покинувшим офис корпорации в конце марта 1999 года. Уже через два месяца, успешно пройдя интервью, я поступил на работу в компанию NEPCO (National Energy Production Corporation). Она базировалась в городе Редмонд (30 километров от Сиэтла), штат Вашингтон, недалеко от кампуса компании Microsoft. Профиль NEPCO — проектирование, строительство, эксплуатация и техническое обслуживание электростанций на базе газовых турбин. Эта компания была одним из дочерних офисов пресловутого гиганта Enron. Два года спустя Enron развалился, потянув с собой на дно пенсионные сбережения тысяч работников дочерней фирмы. Компания NEPCO была приобретена канадским инженерно-промышленным гигантом SNC-Lavalin. Штаб-квартира  SNC-Lavalin находится в городе Монреаль, провинция Квебек. Основанная в 1911 году компания SNC-Lavalin имеет собственные представительства в более чем 50 странах мира, работает в более чем 150 странах мира и располагает штатом сотрудников свыше 50 тысяч человек.
 
В SNC-Lavalin я прослужил последние 19 лет. Был задействован во множестве проектов компании, которые реализовывались как в Соединенных Штатах, так и далеко за их пределами. Вы будете смеяться, но за все это время никто и никогда не выказывал необходимости увидеть мой диплом. В 2002 году я был назначен лидером дисциплины контрольно-измерительных приборов и автоматики проектной группы, а в 2008-м — получил звание старшего инженера, что довольно весомо в этом офисе.
 
Самым интересным для себя проектом за время службы в компании SNC-Lavalin считаю проект по строительству энергоблока «Патнов» (работающего на сверхкритическом паровом цикле), расположенного недалеко от Варшавы в Польше. Трудясь над проектом, строительством и пуском объекта, мы с супругой провели в Варшаве три замечательных года. 
 
А самый необычный проект, наверное, — проект электростанции «Феникс» возле Лимы, Перу. Нам нужно было построить электростанцию практически на берегу Тихого океана, с минимальными выбросами и влиянием на окружающую среду. Проект продвигался очень и очень медленно только потому, что любые земляные работы требовали исследования и разрешения от Министерства археологии Перу.
 
Дальше мне предстоит интересная работа в одной из крупнейших в мире инженерных компаний, базирующейся в Сан-Франциско, в одном правительственном проекте, связанном с мирными ядерными технологиями. Для проектов, связанных с правительством, характерно предоставление множества документов, поэтому именно сейчас, впервые за всю мою историю работы инженером в Северной Америке, мне потребовался дубликат моего диплома КИСМ».
 
 
Между США и Канадой
Эта история имеет еще один любопытный момент: в середине 2000-х Александр Ройз прошел в США процедуру нострификации документов о своем высшем образовании (копии диплома). Выпускник Кировоградского института сельскохозяйственного машиностроения работал в Соединенных Штатах, уже являясь гражданином Канады. Однажды он стал перед выбором: или получить вид на жительство, или вернуться в Канаду.
 
«Возвращаться, честно говоря, не хотелось, — рассказывает Александр Ройз, — так как на тот момент у меня в США уже были дом и приличная работа. Эмиграционные законы здесь довольно сложные, в моём случае возможность получения вида на жительство была связана с уровнем моего образования. Также немаловажную роль играла поддержка моего работодателя. Нострификацией диплома КИСМ занималась специальная аккредитованная фирма в Чикаго, кроме этого, мой работодатель нанял специальных юристов, сопровождавших весь процесс. И только лишь к 2008 году мы смогли получить наш вид на жительство».
 
По словам Александра Ройза, со своими одногруппниками по институту он общается довольно редко. Оно и понятно. Раньше, когда он находился в тысячах километров от города, где вырос, города, где учился в институте, поддерживать контакты с друзьями, сокурсниками можно было разве что с помощью писем и телефонной связи. В последние годы, да, общаться стало намного проще и быстрее через социальные сети. Наверное, чаще всего из своих сокурсников по КИСМ Александр Ройз общается с живущим в Сан-Франциско Юрием Володарским. А это, ни много, ни мало, первый продюсер легендарной комик-труппы «Маски шоу», продюсер Одесских Юморин, продюсер знаменитой юмористической программы «Каламбур», сценарист и сорежиссер фильма «Семь дней с русской красавицей». Оказывается, одессит Юрий Володарский также поступил и первые три курса отучился в Кировоградском институте сельхозмашиностроения. Одно время они вместе с Александром Ройзом и другими студентами играли в институтском вокально-инструментальном ансамбле. Но это уже совсем другая история…
 
Александр Виноградов 
 
 
 
       
Комментарии
Ничего не найдено.

Оставить комментарий