Стежина № 45

2 сент 2021 13:01 0 220 Искусство, литература
Стежина № 45
 
Часопис Обласного літературного об’єднання «СТЕП» ім. В.Погрібного
 
Відповідальна за випуск Ольга Полевіна
Текст підготував Олександр Архангельський
 
 
Олена Швець-Васіна. Спогадайлики дитинства
 
 
Смішинки Ігоря і Артема
 
 
– Лікті – це коліна на ручках.
 
 
Разом з батьком дивився по телебаченню кінофільм про війну, а там – стрілянина з кулемета, розриви бомб. Він, заклопотано:
 
– Тату, відійди від телевізора, а то тебе вб'ють.
 
Після передачі «Що? Де? Коли?»:
 
– Мамо, давай надішлемо в «Клуб знавців» питання: «Навіщо людині вушка і ноги»? А відповідь така: «Вушка – щоби почути, що за тобою женуться, а ноги – щоб утекти!».
 
Запитала Ігорьочка про сусідських дівчаток:
 
– Синку, з ким ти одружишся, коли виростеш, – з Машею чи зі Світланкою?
 
– Що ти, мамо, у мене в садку ще три дівчинки є, звідки ж я знаю?!
 
 
В Ігоря свинка. Побачивши себе в дзеркалі, вигукнув:
 
– Я наче Портос!
 
 
– Мамо, як називається ця буква?
 
– Це буква «и».
 
– А як її прізвище?
 
 
 
– Артемку, яка дівчинка тобі більше від всіх подобається в садку?
 
– Оленка.
 
– А чому?
 
– Тому, що вона найбалуваніша!
 
 
Таємничо й пошепки:
 
– Мамо, ти знаєш, на кого ти схожа? На тьотю! А тато – на дядю! А я – на хлопчика!
 
 
 
– Мамо, відгадай загадку: «Якщо всі букви написати правильно, а букву «я» – догори ногами, що буде?».
 
– Не знаю, малюче.
 
– Та якщо перевернути аркуш, то усі букви будуть догори ногами, а буква «я» буде написана правильно!
 
 
 
– Артеме, якщо ти не хочеш прибирати іграшки, то я з тобою не буду гратися, а гратимуся сама у свої ігри.
 
– Ну, які в тебе, мамо, ігри – прання та прибирання!
 
 
 
– Мамо, відгадай мою загадку: без ніг, без рук, а співає!
 
– Ой, не знаю, Артеме.
 
– Магнітофон!
 
 
– Мамо, а що таке «фрукти»?
 
– Це яблука, груші, сливи. А ти знаєш, Артемку, як одним словом називається капуста, морква, буряк, картопля?
 
– Знаю, це борщ!
 
* * *
 
Александр Архангельский. Осенние мотивы
 
 
Вишня сбросила лист –
 
обнажила до веточки сущность.
 
Воздух холоден, чист.
 
В ожиданьи морозов грядущих
 
мир угрюмо застыл,
 
словно ворон, – нахохлен, недвижен.
 
Ни к чему пара крыл,
 
если жизнью раздавлен, унижен.
 
Если холод внутри, –
 
не согреть ни огнём, ни одеждой.
 
Мне в глаза посмотри –
 
и зажги в них хоть искру надежды.
 
* * *
 
Скворцов перелётная стая
 
на дерево села, крича,
 
что крылья в полёте устали,
 
что холодно им по ночам,
 
что манят их дальние дали,
 
что ждёт неизвестность в пути,
 
что гнёзда они побросали,
 
что доля такая: лети
 
от зимних морозов трескучих,
 
от лютых метелей и вьюг…
 
…Скворцов синеватая туча,
 
вспорхнув, улетела на юг…
 
* * *
 
Пятна красного, синего, рыжего
 
расплескались в палитре художника.
 
Перспективою дальнею, ближнею
 
выражает он то, что тревожило,
 
что вело от рожденья до старости,
 
от зелёного – яркого, броского –
 
вплоть до тусклых цветов побежалости,
 
что на стали остались полосками,
 
ведь её закаляли без жалости,
 
и меха раздували кузнечные,
 
но забыли о самой о малости –
 
отпустить, дать ей волю – беспечные.
 
Но отпущены вожжи природою –
 
заиграли тона разноцветием…
 
…В чувствах нежных, в желаньях свободна ли
 
и честна, откровенна? – ответь ты мне.
 
Не скрываясь под разными масками,
 
ты – хоть изредка – всё же позванивай.
 
Доктор Осень, излечивай красками,
 
не микстурой с латинским названием.
 
* * *
 
Мазок – и на палитру бирюзою
 
плеснулась осень – золотом и медью.
 
За пёстрой разноцветной мишурою
 
в изломах проступают руки-ветви.
 
И, ветру уступая, понемногу
 
листва, кружась, спадает, словно платье:
 
вчерашние деревья-недотроги
 
сегодня возжелали разом снять их.
 
Так женщина пред тем, как обнажиться,
 
блеснуть стремится лучшим из нарядов.
 
Что прячет наготу – листом ложится
 
в минуты откровенья-листопада.
 
В разгаре бал осенний в буйстве красок.
 
Мы в ожиданьи трепетном развязки:
 
всё ближе, ближе час срыванья масок
 
и окончанья миг волшебной сказки.
 
* * *
 
К равноденствию солнце стремится.
 
Осень властно вступает в права.
 
И – в комод лета лёгкие ситцы!..
 
Злато крон и небес синева
 
на холсте расплескались пленэра –
 
доминантой в палитре Творца.
 
Всё, что есть, принимаю на веру,
 
скрип заслышав судьбы колеса.
 
* * *
 
Белёсое поле – шифоном
 
всецело окутал туман.
 
Деревьев размытые кроны –
 
оптический трюк и обман.
 
И низкое солнце повисло
 
неярким пятном в вышине.
 
Осенние чувства и мысли –
 
ни всплеска, ни страсти в них нет.
 
Вид из окна
 
Блёклый узор нитью серою вышит:
 
серые воды и серая твердь,
 
серые стены и серые крыши,
 
серая кошка и серая ветвь.
 
И ни светов, ни теней – полутени.
 
И никого – ни единой души.
 
Как у дальтоника, выцвело зренье –
 
радужный спектр неуместен, фальшив.
 
Вкраплено жёлтое жухлою краской:
 
редкие листья на сером – деталь.
 
На небе сером узором «дамаска»
 
стая воронья, летящая вдаль.
 
На полотне серый тон – доминанта.
 
Серые сумерки. Серые сны.
 
Осень. Ноябрь. У притихшего сада
 
дума одна: как дожить до весны?..
 
* * *
 
Октябрьский день… Тепло нам жалует погода:
 
вдогонку лето шлёт последнее «прощай».
 
Горит калины куст, пылает, как свеча,
 
лист золотой плывёт в лазури небосвода.
 
Аккорд мажорный лёг в канву минорной коды –
 
и мигом унеслась осенняя печаль.
 
И осязаем стал заветный тот причал,
 
где обретёт душа желанную свободу.
 
Но… ночь своё возьмёт – утихомирит страсть,
 
внезапный тот порыв представит, как напасть,
 
а утро скроет даль туманной пеленою.
 
Природа сменит ритм, от суеты устав,
 
остудит пыл и жар дождями и росою.
 
И вгонят в дрожь зимы холодные уста.
 
* * *
 
Листва опала. Кое-где
 
ещё дрожит листок.
 
Ноябрь в природе – он везде,
 
куда пробраться смог.
 
А у меня ещё апрель –
 
я затерялся в нём.
 
И не решил ещё, поверь,
 
что делать с ноябрём.
 
Я не смотрю на календарь,
 
лишь изредка – в окно.
 
Апрель? Ноябрь? – безлиста даль.
 
А мне не всё ль равно?
 
Живу я встречами. Разлук
 
считать я не привык.
 
А ни душевных ран, ни мук.
 
В цене – лишь встречи миг!
 
* * *
 
Вот уже и в охре клён
 
и рябина сплошь в кармине.
 
Непреложен сей закон:
 
что цвело и зрело, – сгинет.
 
Что тревожило, – уйдёт,
 
растворится сизым дымом.
 
Молод духом я, но вот
 
вместо смоли сплошь седины.
 
* * *
 
Шелестит листва под лёгким ветром,
 
говоря о чём-то – о своём.
 
Пробралась к нам осень незаметно
 
и вошла хозяйкой в сад и в дом.
 
Овладела душами, умами,
 
стрелки на часах перевела.
 
Мы её к себе впустили сами,
 
подустав от летнего тепла.
 
Календарь листая неустанно,
 
потянулась к осени рука.
 
Осень, ты, как женщина, желанна –
 
властна, переменчива, ярка.
 
Комментарии
Ничего не найдено.

Оставить комментарий