Папуленька

9 марта 2019 22:03 0 135 Психология
Папуленька
 
Я не перестаю восхищаться своим отцом — Марковым Георгием Алексеевичем. Чем старше я становлюсь, тем отчётливее понимаю, какую роль оказали мои родители в судьбе своих детей: моей и моего брата Валерия. А залог всему этому — крепкая любящая семья, отношение в которой, основывалось на полном доверии.
 
Папа служил в авиации, имел чин майора. Мама домохозяйка, так как ухаживала за моим братом — инвалидом І группы (детства). На то время папа получал приличную зарплату — 550 руб. Для сравнения: ставка инженера составляла 80 рублей. Папа приносил 23 числа каждого месяца зарплату и клал её в ящичек кухонного стола. А мама распоряжалась деньгами: оплачувала платёжки и покупала нам всё необходимое. Часть денег откладывали на отпуск, так как ежегодно мы всё лето отдыхали в Крыму, в Евпатории, где мой старший брат Валера проходил лечение в санатории Министерства Обороны. У нас был «Москвич», и папа каждый год 25 мая вёз нас в Крым, а 17 августа забирал. 
 
Целый месяц папа был с нами. Это были лучшие воспоминания детства. Папа катал нас на экскурсионном катере по морю в жару, а вечером кормил вкуснейшими чебуреками на набережной. Затем он обходил со мной все тиры (а их было больше десятка) и учил меня стрелять из «мелкашки». Все уже меня знали и удивлялись, как девочка так метко стреляет. Но это всё детские впечатления. Я хочу рассказать о другом: какое удивительное, любящее сердце было у моего отца. 
 
С мамой он никогда не ругался. Бывает, придёт подвыпивший, а мама накричит на него, он поднимет её вместе со стулом и кружит по комнате,  пока та не перестанет ругаться. И я как дочь ощущала его безмерную любовь. Когда я поступала в институт, то папа поступил со мной за компанию, а ему было 44 года. Мы вместе ходили после работы на занятия, так как общетехнический факультет был с вечернею формой обучения. С занятий тоже шли вместе. В группе, где мы учились, никто и не догадывался, что это мой отец, думали, что брат. Потом я перевелась на дневное отделение института, а папа продолжал учиться только в КПИ. 
Мы росли, взрослели, и вот пришла беда в наш дом: на операции остановилось сердце моего брата Валерия. Ему было 25 лет. И вот тут я случайно узнала, что папа Валере не  родной отец, что он его воспитывал с двухлетнего возраста. Я знала, что Валера — Анатольевич, а я Георгиевна, но в голове даже мысли не закрадывалось, что отец ему не родной, так папа любил Валеру, а Валера — его.
 
А ведь мне было на то время уже 19 лет!  Сейчас мне 67. У меня четверо внуков-студентов. Я их очень сильно люблю и жалею о том, что мой отец их не увидел и они не почувствовали эту любовь.
Ещё один эпизод из нашей жизни. Папа уже тяжело болел. Лежал без обеих ног (ампутировали — гангрена), руки были парализованы (инсульт, и не один). Зима, 22 января. А он просит меня купить белые живые цветы. На то время в городе был один цветочный магазин, где редко зимой завозили цветы. Но я поехала в город, и мне повезло, привезли каллы. Я купила 5 калл, мне их завернули в мешочную плотную бумагу, чтобы не замёрзли, и так я их благополучно довезла домой. Папа просит: «Посади меня. Дай в руки цветы. Позови мать».
 
Я позвала маму, а он говорит: «Люсенька, сегодня 41 год, как мы расписались! Поздравляю тебя, дорогая!».
Мы с мамой плакали навзрыд. А когда я ночами ему делала уколы, переворачивала, массажировала, то он часто плакал. Я спрашивала: «Папуля, тебе больно?», а он отвечал: «Нет, дочь, тебя жалко!». Я пишу о нём и плачу. Как мне не хватает его любви и поддержки в жизни!
Комментарии
Ничего не найдено.

Оставить комментарий