«Каждый из нас имеет свою Ятрань» (о творчестве Григория Карева)

12 окт 2019 11:02 0 186 Искусство, литература
«Каждый из нас имеет свою Ятрань» (о творчестве Григория Карева)
 
Для работы над статьей о творчестве Григория Карева я заказала из фондов литературно-мемориального музея И.К.Карпенка-Карого двадцать его книг. Разложив их по хронологии издания, с трепетом взяла в руки первый сборник стихов, самый старший из книг, имеющихся в музее, – «Вымпел» (Одесса, Облиздат, 1945). Его первая ласточка – на пожелтевшей газетной бумаге, в серой обложке. Двойная рамочка, две волнистых линии (символ моря), а над ними, в эллипсе, лучится солнце, как символ Победы и мира, и развевается флаг морфлота. А в книге – трогательная лирика: о родной Одессе, о любимой, о маленьком орленке-сыне, о маме, о товарищах, о Победе. Многие из них повторились потом в 1981 г. - в сборнике «Соленый ветер». Запоминаются строки, достойные того, чтобы быть высеченными на обелиске защитникам Родины: 
 
Есть подвиги, которым равных нету.
По дерзости, по силе и по свету,
исторгнутому сердцем в звездный час,
и озарившему на краткий миг планету,
и на века оставшемуся в нас.
 
Перебирая старые книги, вдруг вспомнила, что некоторые из них читала вместе с дочкой-школьницей в 70-80-е годы прошлого столетия. С 1974 по 1984 год я работала в Кировоградской областной библиотеке для детей им. А.Гайдара. Тогда «модным» было в руководстве детским чтением обращать внимание  на военно-патриотическое воспитание детей. Пионеры вовсю играли в военную игру «Зарница». Вот тогда дети увлеченно читали книги Г.Карева: «Твой сын, Одесса!», «Шли мальчишки в огонь», и мы с дочкой – тоже. Ребята любят документальную прозу. Именно такую писал наш земляк, родом из одного села с  Марком Кропивницким. 
 
Войну он прошел политруком и журналистом под девизом, увековеченном  в романе «Зеленые орехи»: «Когда мы есть – нет смерти, когда есть смерть – нет нас!».
 
Умер Григорий Карев 2 ноября 1992 г., оставив после себя два сборника стихов и около двух десятков книг документальной прозы – для взрослых и для детей, которые периодически переиздавались в Одессе, Харькове, Киеве, Москве, Таллинне тиражами 5 – 200 тысяч! Их иллюстрировали художники: Г.Палатников, А.Мельниченко, В.Миненко, В.Панфилов, В.Васильев, Н.Мартынюк, А.Блох. Многие из этих книг хранятся в литературно-мемориальном музее И.К.Карпенко-Карого с автографами – друзьям, однополчанам, коллегам. И смешные цены на обложках  - 4 копейки, 1 рубль…
 
Предисловия к его книгам написали те, с кем он служил и воевал на протяжении 25 лет: вице-адмирал И.Азаров, генерал-майор А.Куварзин, а также литературовед Григорий Вязовский.
 
… Запомнился один из рассказов Г.Карева: «Дорога над морем», в а нем афоризм: «Если человек имеет берег, на котором его ждут, он многое сможет». (Такими и были его герои).
А дальше – яркое лирическое отступление о том, как раненые моряки спасаются в открытом море без еды и воды. И вдруг один из них запел:
 
Там, де Ятрань круто в’ється,
де по каменю біжить вода…
 
Их было в экипаже двое – с берегов степной нашей Ятрани. Под тихими вербами над Ятранью они впервые увидели белый свет, услышали журчанье воды и голос матери, запах мяты и аромат волос любимой. С берегов родной реки для них начиналась Родина, весь мир, вселенная, жизнь! «Каждый из нас имеет свою Ятрань». …(Кстати, о родстве наших народов и языков говорит и тот факт, что в Болгарии течет река Янтра).
 
В предисловии к книге Г.Карева «Хлеб мой, моя вода» Г.Вязовский обобщает то, что журналистский опыт автора облегчил ему путь в писатели, а его произведения стали жизненно убедительными. Например, читая его героическую повесть «Твой сын, Одесса», посвященную матерям, не дождавшимся детей с войны, я вспомнила свое первое школьное путешествие к морю, в Одессу, где самым ярким воспоминанием осталась наша экскурсия в катакомбы, где боролись за победу одесские партизаны…
Мне все же ближе поэтическое искусство Г.Карева. Да и он не раз среди прозы чувствует себя поэтом. Например, в романе «Пылающий берег» в стихотворении «Вместо пролога» так искренне звучит его любовь к Одессе:
 
Я дрался под Краснодаром,
В атаку ходил под Курском,
А грезил твоим бульваром,
Я грезил Матросским спуском…
 
Замечу: не так уж много прозаиков владеют и поэтическим пером. Г.Карев владел.
Мы должны помнить подвиги предков, к которым теперь уже относится и сам автор, книги которого дышат патриотизмом и молодостью души. Хотя многие из стихов писались, начиная с первой книги «Вымпел» и до «Соленого ветра», изданного в 1981-м. Это все – чудесная маринистика, патриотика и побратимство.
 
Поэт воспевает не только Черноморье, но и Заполярье, Прибалтику, Алтай, Урал, Крым и реки: Буг, Днестр, Волгу. Украина часто врывается в его русскую речь украинизмами:
 
Ветра шум и воробьиный грай.
Ой веснянки – песни-недотроги!
Черноморье – мой любимый край!
 
Но и наша центральноукраинская степь отзывается в душе поэта: «Будет степь, как прежде, колоситься, и под клекот ранних журавлей»… или: 
 
Хорошо вечернею порой
Там, где первый день на свете прожил,
Где ел хлеб с мякиной и корой
И росу на травах босоножил!
 
Еще не раз мы будем приглашать своих посетителей  к его книгам военной поры, среди которых будет и вещдок – кобура от его пистолета, и к книгам – свидетелям мирной жизни.
Одна из книг еще журналиста (писатель он с 1964 г., когда приняли в Союз писателей), рассказывающая о трудной работе военных водолазов, заканчивается словами: «Есть люди, к которым и после смерти тянутся другие. Будто они, как солнце, излучают свет и тепло». 
 
Таким был и Григорий Андреевич. Моя статья о писателе-земляке через 27 лет после его смерти вызвана встречей его родственником – бардом Олегом Каревым из Кривого Рога. В душе Олега, видать, ожили художественные гены двоюродного деда Г.Карева – списателя-патриота, интернационалиста. Таких в Болгарии зовут «будителями».
 
Еще о памяти. Может быть, когда- нибудь появится в Кропивницком и в Одессе улица  имени писателя Григория Карева. Ведь в Одессе есть (была?) улица имени его героя Яши Гордиенко (это же имя носил и Одесский областной Дворец пионеров, и одно из судов Черноморского пароходства).
 
Рожденный в степях центра Украины украинский русскоязычный писатель с болгарскими корнями все же, видимо, имел изначально тягу к морю. И после войны, после обороны Одессы, сменил Черное море на Северный и Тихий океаны, описывая военную и мирную доблесть моряков – своих героев, побеждающих невзгоды дружбой, верностью своим любимым и Родине, взаимовыручкой. Он – среди тех, кем нам выпала честь гордится.  
 
Антонина Коринь, 
научный сотрудник литературно-мемориального
музея И.К.Карпенко-Карого города Кропивницкого,
ответственный секретарь общины болгар
«Нашите хора»
 
 
Комментарии
Ничего не найдено.

Оставить комментарий